Леонид Федун: бюджет «Спартака» на 2008 год составит примерно $75 млн.

5 марта 2008

Интервью Леонида Федуна, владельца футбольного клуба "Спартак" журналу Newsweek: о бюджете клуба, о результатах - и задачах, который ставит себе топ-менеджмент клуба на следующий год.

 

В преддверии старта чемпионата России по футболу «Спартак» – опять главный предмет споров для болельщиков. Самый популярный наш клуб в отличие от основных соперников по чемпионату вновь не воспользовался межсезоньем, чтобы укрепить состав. «Спартак» традиционно неудачно сыграл в весеннем раунде Кубка УЕФА, выбыв из дальнейшей борьбы после поражения от «Марселя». Давно зревшая ссора руководства клуба с болельщиками выплеснулась на поверхность: «Фратрия», влиятельная организация фанатов «Спартака», выступила с призывом не покупать абонементы на матчи команды в новом сезоне. Все это происходит с клубом, который в 90-е был абсолютной доминантой российского футбола.

Четыре последних сезона клубом владеет вице-президент ЛУКОЙЛа, глава финансовой группы «ИФД Капиталъ» Леонид Федун. Результаты этого правления – максимум второе место в чемпионате страны и бледные выступления в Европе. Перед стартом сезона обозреватель Newsweek Александр Иванский встретился с Федуном – и нашел его на удивление оптимистично настроенным.

- В прошлом году почему-то считалось хорошим тоном говорить о том, что наш чемпионат становится значительно чище – мол, меньше договорных матчей и т. д. Вы тоже так считаете?

- Конечно, говорить о том, что чемпионат стал абсолютно чистым, нельзя. Так быстро это не искореняется. Но позитивная тенденция есть. Во-первых, я не могу сказать, что в какой-то игре нас убивали [судьи], как это постоянно бывало раньше. Во-вторых, стало меньше игр, так сказать, со стимуляцией на отрицательный результат, когда команды получали деньги за проигрыш сопернику. Но стало больше игр, в которых [одна из команд] была простимулирована на активизацию борьбы.

- У нас такое стимулирование считается вполне себе законным. Есть мнение, что на очищение нашего футбола благотворно влияет приток огромных денег: с каждым сезоном у команд появляются новые крупные спонсоры, каждый из которых претендует на самые высокие результаты. Вы согласны с таким мнением?

- Основная причина позитивных изменений – это позиция Российского футбольного союза (РФС) [направленная на борьбу с нечестным футболом]. Но, я думаю, и обострение борьбы тоже полезно – чемпионат становится интереснее. Вообще, чем более упорная борьба в турнире, тем он становится чище. Основная проблема нашего футбола – это большая так называемая серая зона. Сейчас есть 4–5 команд, которые борются за призовые места и попадание в еврокубки. Есть 3–4 команды, которые борются за выживание. А остальным ничего не надо в чемпионате. У них нет никаких стимулов. Вот какая разница между 10-м и 12-м местом? Если брать выплаты Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ) клубам – это примерно $50 000–60 000. Это мало.

- Не так давно вы рассказывали о своей идее – чтобы больше команд по окончании сезона покидало премьер-лигу. Две вылетают по итогам чемпионата, еще две защищают свое место в высшем дивизионе в переходном турнире с лидерами первой лиги. Это ведь как раз и направлено на уменьшение «серой зоны».

- «Серая зона» должна быть максимально узкой. Больше команд должно вылетать, и больше команд должно бороться за призовые места. Так будет, если, дай бог, с 2009 года не две, а три команды будут играть от России в Лиге чемпионов. Тогда 7–8 команд будут бороться за право участия в еврокубках. А если принять идею с переходным турниром, столько же команд будут бороться за место в премьер-лиге. «Серой зоны» почти не останется.

- «Спартак» в прошлом году занял второе место в чемпионате, обидно уступив на финише «Зениту». Второе место ваш клуб занимает третий сезон подряд, и многие даже говорят о каком-то «спартаковском» комплексе.

- Да какой комплекс! Чуть-чуть не хватило удачи, обилие травм… Второе место [обеспечивающее команде участие в квалификации Лиги чемпионов] – это та задача, которая ставилась на сезон. Программа-минимум. Проиграть было неприятно, но задачу мы все-таки выполнили.

- «Зенит» за один сезон потратил чуть ли не рекордные суммы на трансферы игроков, сделал самые высокие зарплаты, позвал тренера топ-уровня... Так в России и создаются суперклубы?

- Никто не может обвинить «Спартак» в нестабильности, мы три года играем на хорошем уровне. Сможет ли «Зенит» в следующем сезоне подтвердить чемпионство? Посмотрим.

- Но он уже стал чемпионом – в отличие от вашей команды…

- У меня нет задачи выиграть чемпионат любой ценой. Я хочу сделать так, чтобы «Спартак» через некоторое время постоянно находился на высоком уровне и чтобы постепенно становился самоокупаемым. Чтобы те деньги, которые зарабатывает «Спартак», позволяли покупать хороших игроков и к 2011–2012 годам стабильно выходить, скажем, в четвертьфинал Лиги чемпионов. Чтобы потешить свое самолюбие, можно купить двух-трех игроков, потратить на это $40–50 млн, взять «золото» – а дальше-то что? Меня это не устраивает. «Зенит» – имиджевый проект для удовлетворения амбиций руководства «Газпрома». Я тоже хочу побеждать. Но наряду с этим, поскольку не располагаю и одной сотой их финансовых возможностей, хочу сделать так, чтобы этот проект превратился в коммерческий.

- Вас в таком случае, наверное, больше радуют финансовые отчеты, а не турнирная таблица.

- Ну, там есть позитивная тенденция. Когда я пришел в «Спартак», доходная часть была $4 млн. Сегодня… (достает красную папку с логотипом «Спартака», заголовок – «Финансовый план на 2008 год. Строго конфиденциально»). Вот, на странице отчета за 2007 год, смотрите – наш доход составил $37 млн. Это еще без Лиги чемпионов, мы туда не попали. Была бы лига – было бы еще $6–7 млн.

- Там у вас детально прописано, за что сколько получили. Я смотрю, самый большой пункт – более $10 млн – это деньги, вырученные от продажи игроков. А какие еще пункты радуют?

- Вот, например, продажа абонементов принесла $6 млн. Реклама и спонсоры – это без учета ЛУКОЙЛа и «Капитала» (титульного спонсора и владельца клуба. – Newsweek) – $5 млн. Продажа телевизионных прав – $2,5 млн, доходы от торговых операций (имеется в виду продажа атрибутики) – $1 млн. В этом году уже будет $2 млн. А еще пару лет назад, между прочим, мы вообще на этом ничего не зарабатывали.

- Но потратили-то вы в прошлом сезоне все равно больше $50 млн?

- Да. То есть отрицательное сальдо за 2007 год – около $12 млн. Это уже очень хорошая цифра для российского клуба. К примеру, если бы мы вышли в четвертьфинал Лиги чемпионов нынешней весной, бюджет был бы вообще по нулям. Я верю, что вопрос самоокупаемости «Спартака» можно решить в ближайшие годы. Если в 2010 году мы запустим стадион, то с 2011-го это будет возможно. Залог моей уверенности – то, что рекламный рынок в России растет очень хорошими темпами. РФПЛ в этом году, я думаю, выплатит клубам лиги [долю от взносов спонсоров и рекламодателей чемпионата] уже $40 млн. К 2011 году эта цифра вполне может достичь отметки в $100 млн.

- Но ведь и расходы растут?

- Да. Предварительно бюджет «Спартака» на 2008 год составит примерно $75 млн.

- «Спартак» всегда называли «народной командой». А может она и вправду когда-то стать народной?

- Я с самого начала, когда пришел в клуб, заявил об этой своей цели. Это неправильно, что сейчас командой владеет один человек. Как только «Спартак» выйдет хотя бы на операционную окупаемость, я собираюсь проводить IPO. Это будет первое IPO в российском футболе. Я не говорю, что болельщики после этого будут полностью управлять клубом, как, например, в «Барселоне». Естественно, я собираюсь сохранить за собой крупный пакет. Но некоторые болельщики, владеющие значительными пакетами, будут сидеть в совете директоров и влиять на решения.

- Вообще, взаимоотношения клуба с болельщиками – это, кажется, очень болезненный вопрос для «Спартака». Фанаты постоянно критикуют с трибун руководство клуба, агрессивно требуют увольнений тренеров. Болельщики уверены: они влияют на ваши решения.

- Давление сильное. Спартаковские болельщики осознают себя элитой футбольных болельщиков России. Поэтому они очень требовательны, с гигантским самомнением. Один из тренеров – Старков не выдержал их давления и ушел сам. Всех других увольнял я, без всякого влияния фанатов. Я не считаю, что стоит прислушиваться к баннерам: когда решения принимаются толпой, ничего хорошего не получается. А меня этот фанатский шум не волнует. Я, когда был молодым человеком, писал диссертацию по общественной психологии и прекрасно знаю психологию толпы и как себя вести.

- Чаще всего вас болельщики упрекают за то, что вы плохо укрепляете состав. Вот и в нынешнее межсезонье почти никого не купили.

- Мы имеем позитивное сальдо по продаже и покупке игроков. При этом заняли второе место в чемпионате; только безумная череда травм – а мы потеряли по ходу сезона 8 защитников – помешала нам победить. По сути наша селекционная служба – лучшая в России. Вообще, у нас другая модель. Лучше вкладывать в школу, чем в покупку дорогостоящих игроков. Например, в этом году я вложил почти $30 млн в создание футбольной школы «Спартака». Вложение одной пятой стоимости [полузащитника «Зенита», самого дорогого игрока российского чемпионата Анатолия] Тимощука даст возможность вырастить трех-четырех таких Тимощуков.

- Многие говорят об ужасной системе организации работы в «Спартаке». Мол, вы используете принцип равноудаленности разных служб, при этом никто из них все равно не принимает никаких решений: только один хозяин Федун все решает…

- Неправда. Есть четко расписанная система, кто какие решения принимает. Я никогда не занимаюсь вопросами селекции. Ну, например, я не хотел покупать Веллитона, я просто не знал, кто он. Я был за Одемвинги. Черчесов выступил за Веллитона, так и сделали. Этими вопросами занимается только тренер. Я никогда не говорю главному тренеру, какая тактика должна быть в игре. Исполнением бюджета занимается менеджерская команда «Спартака», утверждением цифр бюджета, конечно, занимается совет директоров. Это нормальная схема для корпорации с миллионными оборотами.

- В чем тогда ваше удовольствие от владения клубом? Есть ведь известный миф о хозяине-барине, который толком не наигрался в компьютерного «Футбольного менеджера», для того и покупает себе команду.

- Это работа, такая же, как в ЛУКОЙЛе и «Капитале». Я уверен: все деньги, которые я вложил в «Спартак», верну. Если будет хорошее предложение, я могу хоть сейчас продать клуб.

- Вы всегда заявляли, что не участвуете в гонке зарплат – в российских клубах они растут невероятными темпами. У вас и правда есть лимит по самой высокой зарплате среди игроков?

- Ну вот пример с тем же Кавенаги. У него была самая высокая зарплата в клубе. Естественно, это вызывало раздражение многих игроков. Именно они и выжили аргентинца из команды, и заодно вместе с тренером. После этого я понял, что нельзя в команду набирать игроков с топ-зарплатами, не повышая окладов всем остальным. Зарплаты команды должны расти только вместе с рынком. Мы не будем дополнительно покупать кого-то, кто еще поднимет нам средний уровень окладов в клубе. Наш потолок – это нижняя средняя граница для «Зенита» и «Локомотива».

- С такой гордостью вы это говорите…

- Спорт почти везде в России – это гонка понтов. Мы в гонке понтов не участвуем. У нас это все-таки коммерческое предприятие, в какой-то перспективе. И «Зенит», и «Локомотив» спонсируют госструктуры. Они [«Газпром» и РЖД] имеют неограниченные средства, фактически являются монополистами. Про себя я такого сказать не могу.

- «Спартак» этой весной вновь неудачно выступил в Европе. Почему?

- Я почти во всем не согласен со своим оппонентом Евгением Гинером (президент ЦСКА.- прим.ред.). Но в одном вопросе солидарен: пока мы не перейдем на [график проведения чемпионата] «осень–весна», такие проблемы всегда будут в еврокубках в весенних стадиях. Смотрите: наш чемпионат начинается через месяц. Я могу поставить задачу перед Черчесовым продвинуться в Кубке УЕФА как можно дальше. Мы могли форсировать подготовку и набрать форму к первому матчу. Но тогда за это в апреле мы получим серьезный спад кондиций игроков. И провалим чемпионат страны. В общем, мы отказались от этого. Поэтому еврокубки для наших клубов, увы, не являются главными турнирами. Поэтому и судить об уровне наших клубов, сравнивая их с европейскими, немного нечестно.

Комментарий СпортМенеджмент.Ру:

Ранее Леонид Федун в интервью изданию "Ведомости" в номере от 1 октября 2007 года рассказал, что бюджет клуба составляет 50 миллионов долларов, причем 60 процентов из этой суммы красно-белые зарабатывают сами, а дефицит покрывают отчисления акционеров.

В сумму бюджета не входит строительство стадиона, который финансирует ИФД "Капиталъ". Затраты на строительство составят примерно 200 миллионов долларов, а сдача объекта в эксплуатацию намечена на 2010 год. По словам Федуна, после открытия стадиона дотации в клуб сократятся до минимума, поскольку "Спартак" сможет зарабатывать самостоятельно значительно больше, чем в настоящее время. В частности, увеличатся доходы за счет продажи билетов и абонементов, поскольку сейчас клуб тратит значительные суммы на аренду "Лужников".

Стоит отметить, что в нынешнем году убытки красно-белых составили пока 12 миллионов долларов (31 миллион - расходы, 19 миллионов - доходы). К тому же, из-за непопадания в групповой этап Лиги чемпионов "Спартак" недосчитается как минимум 8 миллионов долларов, тогда как в Кубке УЕФА клуб сможет заработать максимум 3 миллиона.

В начале нынешнего года свой бюджет раскрыл ЦСКА, а другие клубы назвали лишь размеры бюджетов, не называя источники поступлений средств.

По величине бюджета на первом месте идет питерский "Зенит", спонсируемый "Газпромом" – 70 миллионов долларов. Второе место занимает "Локомотив", владельцем которого является РЖД – 60 миллионов долларов. ЦСКА с бюджетом в 51,4 миллиона долларов идет на третьем месте, а "Спартак" – на четвертом.

Цитата: «Клуб собирает доходов больше, чем кто-либо в России. Благодаря обилию рекламных и спонсорских контрактов за этот год мы заработали 39 миллионов долларов, в том числе семь получили от «Лукойла».  Два с половиной миллиона мы получили от продажи атрибутики. Растут доходы от продажи билетов. Даже наш клубный сайт нацелен на то, чтобы зарабатывать. Правда, мне хочется, чтобы на главной странице было поменьше коммерции и побольше футбола».