ВОБ: цивилизовать отношения на трибунах

29 апреля 2008

В минувшую пятницу в московской редакции газеты «Спорт день за днем» прошла встреча журналистов газеты с руководством Всероссийского общества болельщиков.

 

В круглом столе приняли участие президент ВОБ Александр Шпрыгин, представляющий фанатов «Динамо»; пресс-атташе РФС и вице-президент ВОБ Андрей Малосолов; члены центрального совета ВОБ Денис Мацкевич (организация спартаковских фанатов «Фратрия»), Сергей Савченко и Василий Петраков, представляющие соответственно болельщиков «Локомотива» и «Москвы».

Приводим наиболее интересные отрывки.

На днях Всероссийское объединение болельщиков было официально зарегистрировано как общероссийское общественное движение…

Шпрыгин: Уставные документы мы уже зарегистрировали, теперь ждем от налоговой инспекции присвоения номеров ИНН различным фондам. Сейчас юристы готовят пакет документов, чтобы ВОБ вошел в структуру РФС.

Малосолов: Сейчас идет речь о том, что один представитель ВОБ будет в исполкоме РФС, который занимается оперативной деятельностью.

Шпрыгин: И тогда вопросы болельщиков будут всеми услышаны.

Малосолов: Мы будем иметь уникальную возможность донести голос трибун, голос людей, которые составляют во многих городах основу экономики, до широкой общественности. Не во всех странах это существует. Есть аналоги ВОБ в Англии и Голландии. Вот и все.

Шпрыгин: Но у них другие территории, другие масштабы. У нас же есть отделения по всей России — от Калининграда до Владивостока. Мы существуем уже год, и сейчас заявки к нам поступают из всех регионов России, в том числе и из Чечни.

— Какие перед вашей организацией стоят задачи?

Шпрыгин: Две основные задачи — отстаивание интересов болельщиков на всех уровнях и организация красочной поддержки сборной команды России. — То есть объединение произошло под сборную России?

Малосолов: Первоначально да.

Шпрыгин: Но и для совместного отстаивания интересов всех болельщиков. Когда мы заявляем о себе в отдельности, то все решается на локальном уровне — на уровне клубов — или в регионах на уровне субъекта федерации. Обладая статусом общероссийского движения, мы уже можем делать заявления. Это касалось событий в Кабардино-Балкарии. Вообще, у нас до сих пор нет правил поведения болельщиков на трибунах. Все это решается на местном уровне: в Москве — одно, в Питере — другое, в Ярославле — третье и т. д. На совещании МВД мы разработали дополнения и замечания к существующим правилам, в которых все это прописано. Сейчас их обрабатывает рабочая группа, надеемся, скоро все это будет принято. Кстати, мы вводим систему стюардов, и на матчах сборной России на трибунах ВОБ милиции не будет. Сейчас будет два похожих опыта — на «Локомотиве», а потом на «Динамо».

Малосолов: Третья задача, которую мы перед собой ставили, — цивилизовать отношения, которые есть на трибунах. За последние пять лет произошел заметный скачок — нет драк на стадионах. А фанаты соревнуются в красоте и мощности перфоманса. — Как же все-таки будут решаться проблемы внутреннего характера?

Малосолов: Перед тем как создавать ВОБ, была проделана серьезная работа. Понятно, что основные центры, между которыми велись переговоры, — ЦСКА, «Спартак» и «Зенит». Ясно — ЦСКА и «Спартак» никогда не помирятся. Да это и не нужно. Это будет, в принципе, ошибочно, не в интересах футбола. Вообще, и без ВОБ у нас было единство в общих вопросах.

— Способны ли фанаты менять тренеров?

Шпрыгин: Зимой болельщики хоккейного «Динамо» сместили Крикунова.

Савченко: Вы видели наши баннеры против Бышовца? Вот вам еще один пример.

Шпрыгин: Болельщик же видит игру, некоторые понимают ее не хуже специалистов — напряжение начинает нагнетаться. Его подхватывают журналисты, это переходит уже на саму команду, доходит до руководства. И уже вот это может подтолкнуть начальство к определенным шагам. Кстати, будем надеяться, скоро в ЦС «Динамо» войдут два представителя клуба болельщиков.

Мацкевич: Я же считаю, что болельщикам не нужно влезать в управление клуба. Мнение свое мы, конечно, высказываем, и оно доносится до руководства очень быстро.

Шпрыгин: Кстати, если в «Спартаке» цены на билеты устанавливаются за счет акций неповиновения и т. д., то в «Динамо» это решается за чашкой чая с баранками в кафе.

Савченко: Раньше с нами по этому поводу советовались. И по многим другим вопросам, кстати, тоже: какую делать рассадку, где разместить семейный сектор, где должны сидеть болельщики соперников... Сейчас руководство уволило старую команду и не признает фан-клуб. А ведь мы создали настоящую армию поклонников команды.

Малосолов: Хотим подчеркнуть, что в ВОБ входят только те объединения, которые имеют реальное влияние на болельщицкий ресурс, а не созданы для галочки. То же самое касается «Фратрии», которая, в отличие от официального фан-клуба, полностью контролирует ситуацию на трибунах.  

— Существует ли в России черный список фанатов — людей, которых на футбол пускать нельзя?

Савченко: У «Локомотива» такой список был. Некоторых людей иногда стоит оставить без футбола, чтобы они задумались над своим поведением. Скоро введем карты болельщика сборной России. Будут анкеты, возможно, сделаем аппараты автоматической продажи билетов — тоже по карточке. Монополизировать же рынок продажи билетов мы не будем.

Малосолов: В России еще есть определенные проблемы. Не все хотят ходить на стадион, по дороге к которому обыскивают чуть ли не до трусов, когда в лицо дышат лошади. Вроде договорились, что матч против Англии станет репетицией финала Лиги чемпионов. Так ведь нет, опять держали людей на стадионе 40 минут. Сорок минут! Мы ездили, изучали опыт «Уэмбли» — после матча стадион опустел за восемь минут. «Лужники» полностью соответствуют стандартам — 20 выходов для каждой трибуны. И все равно люди стоят — холод, дождь.

Савченко: В Европе люди по-другому мыслят. Когда ЦСКА играет на «Локомотиве» матчи Лиги чемпионов, команда УЕФА приезжает, все осматривает и говорит: «У вас же есть второй выход, почему вы его закрываете?» На ЦСКА его открывают — 10 минут, и никого на стадионе нет. А все оттого, что приехал человек из Европы. Лига чемпионов, и никуда не попрешь.