Шандор Варга: «В России нет футбольных менеджеров – есть те, кто умеет тратить деньги, договариваться об их выделении»

29 октября 2008

Структура российского футбола, проблема менеджмента и политики, а также положительная роль финансового кризиса в оздоровлении экономики футбола - в интервью футбольного агента Шандора Варги.

 

«Честным труженикам, а к ним я отношу и многих футболистов, кризис не так страшен. Кстати, как и честным футбольным финансистам.

Я разговаривал с Арсеном Венгером, генеральным менеджером и главным тренером «Арсенала». Так вот, клуб построил не так давно стадион за 300 миллионов фунтов. И вложения нужно было как-то оправдывать. «Арсенал» на месте старого стадиона «Хайбери» планирует построить жилой комплекс. А выручка с каждого матча? Помножьте-ка 66 тысяч болельщиков, а на «Эмирэйтс» всегда солд-аут (не остается не купленных билетов), на 50 фунтов, а такова средняя стоимость билета. Больше трех миллионов фунтов с каждого матча.

Если даже этого и не хватит, то венгеровскому «Арсеналу» помогут футболисты. Уверен, что игроки подвинутся по зарплате. Суть философии «Арсенала» – создание команды на базе либо воспитанников своей академии, либо комплектация из футболистов, которых привезли в клуб совсем мальчишками. Для них этот клуб – дом. Когда дому плохо, они, сто процентов, готовы будут затянуть пояса. И произойдет это безболезненно, без конфликтов.

Футбол – это политика. Кто знал Абрамовича до того, как он купил «Челси», кто интересовался судьбой шейхов, которые инвестировали в «Манчестер Сити», или американское семейство Глейзеров до их прихода в «МЮ»? Кто будет следить за ними, когда те уйдут с футбольного рынка? И так всюду. Берлускони стал премьер-министром Италии через работу в «Милане». Для VIP-персон футбол – отличный пиар, который нельзя бросать. У «Реала» тоже много долгов, но это самый богатый клуб мира, он покупает футболистов за огромные деньги.

Поймите, ваша тревога за футбол напрасна. Большого кризиса, во-первых, не будет. Во-вторых, найдутся те, кто понимает сам и убедит других: лучше потерять часть, чтобы сохранить главное – футбол. Кризис – это проблема больших банков, финансовых корпораций, миллиардеров, вообще большого богатства. К тому же, футбол – сам по себе неплохой бизнес, который никто не хочет потерять. У России куда больше шансов потерять высококлассный футбол, чем, к примеру, у Англии. И российский футбол, как и футбол всей Восточной Европы, в опасности. Если Суркисы и Ахметов на Украине, Федун в России отойдут от игры, то много желающих встать на их место не найдется. И это проблема.

Футбол в Восточной Европе, в России и на Украине в частности не встроен в экономику, не развивается по рыночным законам. Им нельзя зарабатывать. Случай с Аршавиным – это как раз пример того, что российский футбол – не бизнес.

Я знаком с президентом «Тоттенхэма». Они поднимали цену за Аршавина постепенно, а в конце концов были готовы заплатить и требуемые «Зенитом» 25 миллионов евро. В последний день летнего трансферного окна президент английского клуба позвонил мне и попросил телефон главы «Газпрома» Миллера. Англичане поняли, что никто другой в «Зените» не может принять решение об отъезде Андрея.

По сути, в Питере не захотели продать футболиста в момент его наивысшей трансферной стоимости. Это не бизнес. Я не понял и сторону игрока. Как могли агенты Аршавина не записать в контракте спортсмена возможность его продажи, не вписать отступные? Клубы, в том числе и английские, стали больше думать о деньгах. Философию потребления заменит философия Венгера. И этим же путем, чтобы выжить, должны пойти и российские клубы. Тем более что ресурсы-то людские колоссальные.

В России нет футбольных менеджеров. В России есть те, кто умеет тратить деньги, договариваться об их выделении. Но нет профессионалов, способных сделать систему с опорой на своих игроков и помочь клубу не зависеть от дарителей. От футболистов-иностранцев. Проблема в истории. У вас всегда футболом занимался кто-то, кроме профессиональных менеджеров. Сначала это делали компартия или завод, к которому относился клуб, потом министерство. Сейчас – бизнесмены и спонсоры. Кое-где – опять министерства, фактические монополисты на сырьевом рынке. А где же ваши Галлиани и Кеньоны? Победы в еврокубках – это не заслуга менеджмента, а триумф богатого спонсора.

В России действительно кризис. Вашему футболу не хватает людей, способных перевернуть философию клуба. Бывший тренер «Челси» Авраам Грант рассказывал мне, что как-то, работая в одной из команд, приглашал к футболистам людей разных профессий – школьного учителя, врача, банкира, крестьянина. Делал это для того, чтобы игроки понимали, как живут обычные люди, работающие по 12 часов в день. Футболисты в своей основной массе – как дети. Они просто не знают жизни. Они не могут понять, что человек, который даже очень хорошо бежит и бьет по мячу, не может зарабатывать в сто раз больше, чем хирург, каждодневно спасающий жизни людей. Ненормально, когда бюджет даже самого большого клуба превосходит бюджеты городов.

Вот поэтому-то, чтобы такого разрыва не было, и необходимы кризисы. Их даже стоило иногда придумывать, чтобы люди вспоминали о реальных жизненных ценностях. Преданные футболу люди никуда из игры не денутся, а шелуха уйдет. Футбол очистится. Кризис сделает то, о чем и мечтали болельщики. Разве не они говорили и писали, что игроки зарабатывают слишком много денег? Или то, что футболист не может стоить целого автопарка небольшого города?

К сожалению, в России много тех, кто ставит в футболе на первое место деньги, тех, кто не любит игру. Тех, кто «зашибает деньгу». В этом виноват и менеджмент клубов. Я на кризис смотрю с надеждой. Он уничтожит шабашников. А звезды никуда не денутся», – цитирует Шандора Варгу «Советский спорт».