Как продать футбольную звезду

28 января 2005

Пока людей, занимающихся этим бизнесом, в России единицы. Но уже в ближайшее время счет им пойдет на десятки и сотни. Речь идет о футбольных агентах. SportManagement.Ru публикует материал издания "Свой Бизнес" 2003 года. Что изменилось сейчас в отрасли?

 

Футбол – давно уже не просто игра, но и большой бизнес. Главный товар на этом рынке (специалисты называют его трансферным) – игроки. А если есть товар, то им должен кто-то торговать. За границей это давно поняли, и появилась профессия – футбольный агент. В прошлом году в мире только официально было зарегистрировано трансферных сделок на сотни миллионов долларов. И не один миллион осел на счетах агентов-посредников.

В России сегодня перспективы этого рынка таковы. В стране три профессиональных футбольных лиги. Но для примера лучше взять элитный дивизион – премьер-лигу, где играют 16 клубов. В год через клуб проходит не менее десяти сделок купли-продажи игроков. Если оценить стоимость игрока в $300 тыс. (цифра до предела усредненная, бывают сделки и на миллионы долларов, бывают и бесплатные переходы), то нетрудно убедиться, что емкость трансферного рынка (с учетом других лиг) близка к $60-70 млн. Еще пять-семь лет назад эта цифра была на порядок меньше. Зато 2003 год начался для российского футбола с очень крупной сделки – перехода чеха Иржи Ярошика из пражской «Спарты» в ЦСКА, за который было заплачено $3,75 млн.

Еще одна характерная цифра: в 2002 году через московский «Спартак» прошло более 30 новичков. Не со всеми из них, правда, были заключены контракты, но важна сама цифра. А поскольку растут и стоимость футболистов, и объем продаж, то нетрудно спрогнозировать и динамичный рост самого рынка.

На фоне развитых футбольных держав (к ним традиционно относят Испанию, Италию, Германию, Англию, Францию, а также, с некоторыми оговорками, Нидерланды и Португалию) наша страна пока смотрится скромно. Емкость трансферного нашего рынка сопоставима с возможностями одного крупного европейского клуба типа «Баварии» или «Ливерпуля».

Но, впрочем, российский рынок мал, да удал. Как утверждает Константин Сарсания, первый в нашей стране лицензированный футбольный агент, он приближается по своему объему к среднеевропейскому. Что можно считать серьезным достижением – отечественному профессиональному футболу всего полтора десятка лет, в то время как на Западе футбольный рынок в современном его понимании сложился еще в 50-е годы.

Подробности многих сделок остаются «за кадром». Агенты о подобных вещах говорят скупо – им еще работать, и они не хотят портить отношений с клубами. Но не секрет, что зачастую игроки «продаются» в обход буквы закона. Конечно, такого бартера, как в начале 90-х, когда хорошего игрока меняли, например, на «Икарус» для команды, уже нет. Все сделки носят исключительно денежный характер, исключая разве что прямые обмены футболистами, когда клуб, скажем, получает вратаря за нападающего. Или, например, ситуации, когда футболист по собственной инициативе переходит в новую команду после окончания контракта со своим прежним клубом.

Без агента – никак

Сами игроки организацией собственных проплаченных переходов заниматься не в состоянии: они заняты другим, а трансферная политика из года в год обрастает множеством юридических, экономических и иных нюансов. Конечно, в клубах есть люди, в чьи обязанности входит селекционная работа. Но и они не в состоянии уследить за постоянно меняющимся рынком. Поэтому на нем царят люди, сделавшие трансферный бизнес своим собственным.

Один агент, как правило, обслуживает интересы нескольких игроков. Иногда это 5-10 футболистов (звезд уровня Фигу или Бекхэма), чаще – два-три десятка. Константин Сарсания начал заниматься агентским бизнесом в 1994 году. Чуть позже появились последователи. Интересно, что отнюдь не всегда успех сопровождает в этом деле бывших футболистов. Так, на сегодняшний день о намерении внедриться в агентский бизнес заявили лишь два известных мастера кожаного мяча: форвард «Торпедо» и московского «Динамо» 80-90-х Юрий Тишков и нападающий «КамАЗа» 90-х годов Виктор Панченко.

Дело в том, что связи в футбольном мире – вещь для агента необходимая, но недостаточная. Очень нужны свободное владение иностранным языком (желательно несколькими), правовая подготовка, в том числе знание зарубежных трудовых кодексов, особая психологическая устойчивость (ведь на одну успешную сделку может приходиться несколько неудачных). Зарубежный опыт показывает, что в футбольные агенты приходят люди, так или иначе связанные с игрой, но отнюдь не звезды кожаного мяча. Здесь много юристов, экономистов, управленцев, даже профсоюзных работников.

Еще один важный элемент агентского бизнеса – лицензия, выдаваемая футбольной федерацией, прежде – международной, сейчас – национальной. Посредник, не имеющий лицензии, официально не считается агентом. Он вполне может поспособствовать заключению контракта и получить за это вознаграждение, но только неофициально. То есть в самом контракте, который клуб подписывает с футболистом, об этом человеке упомянуто не будет, и в случае если клуб откажется платить ему обещанные проценты, нелицензированный агент вряд ли сможет законным способом выбить свои деньги.

Есть и другая особенность агентского бизнеса: интересы клуба и желание футболиста получить как можно более выгодные условия личного контракта могут не совпадать. Как должен поступить нормальный агент в этом случае? «Занимать позицию футболиста, – считает Константин Сарсания. – Если ты заключаешь контракт на условиях, невыгодных для игрока и выгодных для клуба, то лучше работать не агентом, а техническим директором клуба».

Механизм сделки

– В первую очередь я уточняю у тренера или технического директора, какой тип игрока им нужен: возраст, физические, технические параметры и т. д., – поясняет Константин Сарсания. – Потом начинается работа по поиску футболиста, который бы соответствовал этим данным. Если такого футболиста среди моих клиентов нет, то я звоню своим знакомым агентам в других странах.

После того как искомый футболист обнаруживается, в идеале заказчик должны посмотреть его «вживую». Технический директор вылетает с агентом в тот город или страну, где находится игрок, и смотрит. Возможен вариант, при котором клубу высылается кассета с записью матчей игрока. Тренер может вызвать игрока на просмотр уже в свою команду. Может сразу сказать, что футболист ему подходит, всегда бывает по-разному. В случае если клуб договорится с другим клубом – прежним владельцем – о трансферной цене и с самим футболистом об условиях оплаты (как правило, этот вопрос утрясает как раз агент игрока), заключаются контракты – трансферный и личный контракт клуба с игроком. А затем агент получает проценты от трансферного контракта, то есть от той суммы, что клуб заплатил прежнему владельцу игрока.

– Величина процентных отчислений обговаривается в каждом конкретном случае. В принципе, по нашему регламенту сумма, выплачиваемая агенту, не должна превышать 10% от суммы трансфера, но в действительности 10%, как правило, никто не дает, – поясняет Сарсания. – Все зависит от размера суммы, за которую продают игрока. Если игрок стоит $400 тыс., то агенту отдадут эти 10% ($40 тыс.). Тем более, если он не один посредничал, а прибегал к чьей-то помощи. Но если он продал игрока за $5 млн., то $500 тыс. вряд ли кто даст.

Что было, что будет

2003 год стал началом игры по новым правилам. Они делают агентский бизнес более доступным для желающих им заняться. Судите сами: раньше лицензированием агентов занимался УЕФА – Европейский союз футбольных ассоциаций. Для получения лицензии нужно было открыть депозитный счет на сумму 200 тыс. швейцарских франков и сдать экзамен. Эти 200 тыс. служили своеобразной страховкой, на случай если деятельность агента повлечет какие-то убытки. (Типичный пример – скандал с Дмитрием Сычевым, подписавшим документы о переходе из «Спартака» сразу в два клуба).

Но такая система шла в противоречие с общепринятыми нормами о лицензировании. Для того чтобы получить лицензию, например, на торговлю водкой, не нужно открывать депозит. «С какой бы стати это должны делать футбольные агенты?» – так не без резона посчитали в руководстве Евросоюза. Уступив нажиму ЕС, чиновники УЕФА отменили старые правила и отдали лицензирование на откуп национальным федерациям. Таким образом, все, кто в свое время получил лицензии в УЕФА (в том числе и россияне), оказались перед необходимостью снова оформлять этот документ. Но изменились и правила игры: вместо депозита потенциальный агент должен оформить договор в страховой компании своей страны.

Увы, у нас просто не было поначалу компании, которая бы работала со страховыми рисками, связанными с деятельностью агента. По мысли страховщиков, футбольные агенты – очень небольшая по численности клиентура, чья деятельность связана с ощутимыми рисками. И для страховой компании такие операции непривлекательны. Таким образом, в России агенты, которые имели лицензию УЕФА, лишились ее в связи с теми изменениями, что произошли под давлением Евросоюза, а получить ее в Российском футбольном союзе (РФС) не могли, поскольку отсутствовали юридические условия.

К счастью, РФС в конце 2002 года договорился с компанией «РОСНО», которая согласна заняться этим видом страховой деятельности. Теперь агентам достаточно заплатить взнос (он небольшой – 2,5 тыс. швейцарских франков), и они будут застрахованы на 100 тыс. франков. Первый год – пробный. А дальше все будет зависеть от самого агента. Бизнес этот, как мы убедились, доходный, но рискованный. Как раз в духе национального характера. Так что полку футбольных агентов в России наверняка прибавится.

Константин Сарсания: "В нашем деле главное – этика"

Первый опыт продажи футболиста из одного клуба в другой у Константина Сарсании случился спонтанно и оглушительно успешно. Восемь с лишним лет назад, только закончив футбольную карьеру, он искал приложения сил, и его собственный агент-француз обратился к нему с просьбой: подыскать в России игрока для амстердамского «Аякса». Дело казалось архисложным (все же «Аякс» – один из сильнейших клубов мира), но многообещающим. Через несколько дней форвард ЦСКА был продан в «Аякс» за $1 млн. Столь успешный дебют определил дальнейший выбор деятельности. Сегодня Константин Сарсания – один из самых преуспевающих агентов на постсоветском пространстве.

– Константин, в ведущих европейских странах сильно интересуются российскими игроками?
– Сейчас спрос низкий. Но он есть. Например, английский «Арсенал» хотел бы купить форварда питерского «Зенита» и сборной России Александра Кержакова, который, к слову, является моим клиентом. В начале декабря я летал в Лондон, общался с наставником «Арсенала» Арсеном Венгером. Не то чтобы он ночами не спит, думает о Кержакове, но интерес проявляет. Дело пока на начальной стадии.
– Часто ли клубы посредством агентов ведут переговоры с игроками, находящимися на контракте, не ставя в известность нынешний клуб-хозяин?
– Нечасто, но бывает. Такие вопросы лежат исключительно в области этики. В принципе, по закону, то есть по регламенту, так поступать нельзя. Но проблема в другом: доказать, что переговоры имели место, практически невозможно. Такая ситуация была, например, вокруг покупки полузащитника молодежной сборной России и «Зенита» Андрея Аршавина. «Спартак» с ним вел переговоры за спиной у руководства «Зенита». А игрок взял и сморозил глупость: рассказал об этих переговорах прессе. Он тем самым подставил руководство «Спартака» и, в принципе, себя же лично. «Спартак», естественно, заявил, что никакие переговоры не велись.
– А если бы какой-нибудь журналист предъявил миру фотографию, на которой Аршавин и технический директор «Спартака» Шикунов сидят за столом в ресторане гостиницы «Астория»?
– Ну и что, может, они о погоде разговаривают? Нет, все это – исключительно вопросы этики.
– А футболист, который является вашим клиентом, может вести с клубами переговоры самостоятельно? Или это тоже вопрос этики?
– Этики – в первую очередь. Это главное в нашем деле. Но вообще, в соглашение агента с футболистом чаще всего включается специальный пункт, где записано, что игрок должен сообщать своему агенту о предложениях, поступающих в его адрес.

Кстати

Профессиональный спорт требует профессионального отношения к трудовым отношениям внутри себя. Поэтому агентский бизнес обречен на развитие. Агенты сейчас есть практически во всех игровых видах спорта, появились они и в лыжных гонках, велоспорте, легкой атлетике. Пока объемы их работы несопоставимы с работой их коллег в футболе. Что неудивительно: футбол – спорт номер один.

Рубрики




Реклама на проекте